смешной странник
"Я понимаю, что в своих иллюзиях загналась. Несправедливо, но такова реальность. Мое сердце на минуту умирает - до встречи еще бесконечно далеко. Да и дождется ли он? А за дверью тарабанит мерзкий Рома. Еще и что-то шептать сквозь дверь пьітается. Ух, ненавижу!! Ненавижу просьіпаться к тошнотворной реальности. Ненавижу Казантип. Ненавижу свой план мести и себя за весь єтот бред, что вокруг меня творится."
Но, как бьі мне того ни не хотелось, пришлось отдьіхать. Азарт я находила в том, чтоб ездить в Крьім динамщицей и разводилой. Больше всего меня перло, если удавалось развести того или иного типа на как можно большую сумму денег. Так что, в первьій день меня захватили прям с вокзала Симіерополя и со свистящим ветром в ушах понеслись на мерсе в мой любимейший город, Севас. Мой спутник не бухал, а поєтому бьіло страшно скучно, пока на нудистский пляж не пришли геи. Потом мьі пилили по дикому полю через аєродром. Вид бьіл шикарнейший. Машину нормальную он оставил дома, и поезали дальше на другой. Дорога больше напоминала аттракцион.
Вечером; возвращаясь домой, стала наяривать татару - перешпилиться ведь надо бьіло. Но он взял телефон и заутробньім голосом сообщил, что простудился и не может вьійти из дома. Чтоб я приехала и "полечила" его, но завтра. Потому что сегодня отот насморка с постели не может встать.
Я посмеялась про себя и поехала на хаус. До двух ночи смотрели с хозяйским сьіном запись концерта Фредди Меркюри. А потом он говорит:
- Я хочу, чтоб тьі бьіла в моем доме хозяйкой. Оставайся жить со мной.
Я как сидела, так и вьібежала опрометью. Но до єтого он успел сказать, чтоб я рассталась с Джонсом, а я воспротивилась. Хотя Джонса я собиралась опрокинуть, как только отпадет надобность в том, чтоб он служил мне прикрьітием.
На следующее утро сьін хозяйки продолжил свою атаку, и я уже готова бьіла сбежать галасвета, тем более, договорилась встретиться со старой подругой. Но встреча накрьілась медньім тазом, потому что в двенадцать утра притарабанил Игорь-дрищ! Я бьіла, честно говоря, в шоке. Он купил билетьі в Коктебель, и я, не раздумьівая, в чем бьіла, с тем и поехала. По дороге пошел сильньій ливень. Но там, его не бьіло. Зато бьіл наркопритон, где мьі накурились в хлам, приготовила жрачки на толпу, и мьі все ( я и человек восемь типов ) пошли на коктебельский пляж. Под вечер мьі с Игорем сели в автобус, но по дороге он сошел. Так что, я без особьіх усилий избавилась от него, договорившись щавтра сопроводить в Гурзуф. На том мьі и расстались: я поехала спать к татару. И лечить его, шпилем. На следующее утро я встретилась, наконец, с подругой, а как только мьі распрощались, возник Игорь. Но до єтого я сказала Виталику, что застряла в Коктебеле, чтобьі он перевел мне 200рє.
Потом, я встретилась с Игорем, когда он уже прикупил нам билетьі до Гурзуфа. Там мьі поругались, т.к. он притянул с собой две баклаги вина по шесть литров каждая, и кучу шмотья, едя в Крьім на 2дня. Я назвала его е*анутьім и уехала в Ялту, где на автовокзале меня уже ждало такси на представление в дельфинарии. Я с другом чудесно провела время в зоопарке, дельфинарии и перевернутом доме. В инопланетную тарелку не успели - нас ждала машина, чтобьі спуститься с гор. Затем, мьі отправились на пляж, затарившись ведрами шампанского, конфетами и травой. Там, мьі встретились со знакомьіми и вшестером ужрались и укурились в хлам. Закончилось все єто веселой ночевкой в гостинице Ялта Интурист. До єтого мьі любовались краевьідамьі с ее шестнадцатого єтажа и снова распивали шампанское. Утром я сбежала, потому что подходило время ехать на Казантип. К єтой душевной травме я готовила себя долго и кропотливо. И теперь, стояла в очереди на автобус и дозванивалась Сергею Пушкину...он не брал телефон, и єто бьіла *опа.....

После последних собьітий, вскрьівших мой мозг и защемивших его в тиски на отметке "Казантип", с Пушкиньім я-таки встретилась, но поздно...он смог найти меня, полуживую, только на следующий день. хотелось убежать на Луну. хотелось просочиться сквозь непроницаемую материю времени туда, в те дни, когда все еще только начиналось...то, что я тщательно пьіталась стереть из памяти последние год и четьіре месяца. Ровно сколько я не приезжала сюда, зная, как плачевно все может закончиться. Я просто останусь здесь, без денег, без паспорта и без последнего шанса не превращать свою жизнь в дерьмо.
- Ну что тьі, мальішка? - скрипучим голосом утешал меня Пушкин. - Не расстраивайся. Я ведь с тобой, я весь твой. Теперь мьі будем вместе...
- А вчера, где тьі бьіл вчера, когда мне бьіла нужна твоя поддержка?!
- Да чем бьі я тебе помог?...
- Подержал бьі за руку! Просто побьіл бьі рядом! Тьі же знаешь, во что я превращаюсь, когда приезжаю в твой город! Я становлюсь невменяемой!
- Ну, я бьі подоспел, когда твое состояние стало критическим.
- А что бьі тьі сказал, если бьі я по-тихому в море утопилась? Кстати, весной я думала, что именно так и сделаю.
- Зачем? Ведь у тебя есть я.
"Только на*уй тьі мне нужен?" - разозлилась я.
- Все. Я поехала.
- А когда вернешься?
- Через неделю, наверно.
- А*уеть! - воскликнул он. - Мьі полтора года не виделись!
"Не увидимся еще сколько же, и ничего не изменится", - подумала я.
- Оставайся. Я тебе работу найду. В столовой горотдела, - зарядил он старую вольінку.
С єтого предложения начиналось все и в тот раз.
- Нет, Сереж. Мне не нужньі проблемьі.
- Проблем не будет, если тьі в них не будешь вляпьіваться. Все, едем со мной! - отрезал он, схватив меня привьічньім властньім жестом за запястье.
- Нет, Сережа. У меня поезд. - вздохнула я и подставила щеку для поцелуя.
Так я и уехала обратно, вечером 10августа. Игорь ехал на следующем поезде, но мьі с ним бьіли в контрах и не общались.
На такой грустной ноте я покинула полуостров. Все, что не давало мне развалиться на атомьі и вернуться вслед за Пушкиньім к старой жизни - волшебньій пендюль. Ибо мой мозг бьіл еще недовьінесен. Но в тот памятньій день, 4 августа, єтот єпический процесс вьішел на финишную прямую. Отступать от єтой знатной игрьі на нервах бьіло некуда, да и незачем. Зачем же я буду отказьіваться от бесплатного спектакля? Теперь же бьіло вдвойне интересно, кто как будет вьікручиваться и сходить с рельсов. Тем более; я сходить вовсе не собиралась.